Блог
Мой Израиль
Так получилось, что посещение Израиля не было моим очередным путешествием. Туда я приехала за медицинской помощью. Но все же при ограниченном бюджете и невозможностью свободно передвигаться — я смогла увидеть и полюбить эту страну всем сердцем❤️.
До визита в Израиль я знала о двух главных пограничных проблемах страны. Первая — на въезде и выезде осуществляют жёсткий контроль, при котором высока вероятность задержания и допроса на несколько часов. Вторая — со штампом Израиля в паспорте потом нельзя въехать в некоторые мусульманские страны.

Да, контроль оказался жестким. Выйдя из самолета, меня проводили в отдельную комнату и стали спрашивать: куда я еду, зачем и почему. К счастью я подготовилась и показала пограничнику все адреса и явки.

А штампы как оказалось уже не ставят в паспорт. Сканируют паспорт и выдают маленькую бумажку с фотографией, датой въезда и штрих-кодом — она и подтверждает, что вы легально въехали в страну в определённый день.

Возвращаясь, в аэропорту Бен Гуриона меня заставили открыть чемодан и долго расспрашивали, что такое манго, где я его купила и почему. Но отвечать на вопросы, про мой любимый фрукт было легко, хотя и немного странно. Но относится, к подобным вопросам/допросам надо с пониманием. Ведь безопасность страны — это задача номер 1.

Первый раз, я была в 2014 году. Поселившись недалеко от Тель-Авива, в абсолютно русифицированном городе Ашдоде, я никак не могла уловить «запах» страны и увидеть какой-то крючок, за который зацепился бы мой взгляд. Обычный спальный, не самый чистый город, с гуляющими повсюду котами.

Транспорт ходит регулярно. На каждой остановке слева, на тротуаре начерчен желтый квадрат. При виде «своего» автобуса человек в коляске должен переместиться в него и тогда водитель выйдет и поможет заехать в салон по откидному пандусу. При выходе надо нажать кнопку и водитель поможет выйти из автобуса. Но, по-честному, делают они это с большой неохотой.

Море — всегда с волнами, широкий пустынный пляж в будни и заполненный с после обеда пятницы и всю субботу. Население не так уж и ревностно соблюдает каноны иудаизма, позволяя себе, например, в Шабат пойти отдыхать на пляж. Приходят семьями, со столами, шезлонгами, холодильниками, в которых обеды, ужины, алкоголь, фрукты и мороженное. Все едят, причем не переставая.

А субботним вечером они идут танцевать на площадь набережной «а-Кшатот». Просто для своего удовольствия. Люди встают в круг и, двигаясь против часовой стрелки, танцуют под разную музыку, в одиночку и парами, старики, девушки и парни, взрослые мужчины, и женщины разных возрастов, толстые, худые, стройные и не очень — танцуют все! Атмосфера единения и праздника без причины. Потрясающее зрелище.

У многих, Израиль ассоциируется с пейсами, черными широкополыми шляпами и немного старомодными сюртуками — религиозные евреи действительно сильно выделяются на фоне светского населения.

Евреи-ортодоксы — вот особая экзотика для туристов. Такое едва ли где-то еще увидишь. Одно одеяние этой этно-религиозной группы, которая носит все черное, вызывает нескрываемый интерес.

Глядя на них, как будто переносишься на пару-тройку веков назад. Мужчины-ортодоксы носят черные головные уборы и пейсы, свисающие по бокам. А женщины и вовсе должны бриться наголо и носить парик. Собственно, от евреев-ортодоксов и исходит Шабат. С 16.00 пятницы ровно сутки все везде закрыто и транспорт не работает. Для иудеев — это выходной и священное время молитвы. А для туристов — большое неудобство. Но их спасают арабы, которые именно в Шабат — вне конкуренции. К услугам туристов: арабские магазины, таксисты и отели. И все работает. Какой-такой Шабат?

Многие думают, что в Шабат запрещены лишь некоторые действия, а в остальном человек может вести себя точно также как в будни. Но все не так просто.

Например, в Шабат нельзя готовить едут, мыть посуду, садиться за руль, писать, пользоваться компьютером, разговаривать по телефону, включать и выключать свет, заниматься сексом и даже завязывать шнурки нельзя. В общем, работать категорически нельзя и разговаривать обо всем подряд тоже. Каждый должен знать, о чем можно и о чем нельзя разговаривать в субботу, т.е. чтобы ее не разрушить.

Суббота для евреев — это день пополнения духовного багажа и уменьшения «удельного веса» бытовых тем. В этот день можно говорить только о Торе, о тех, кто жил в прошлые века и о современниках. Можно обсуждать события из истории, о которых сообщают в Танахе, в мидрашах, в Талмуде. О мировоззренческих проблемах тоже можно разговаривать без ограничений.

Однако жизненная реальность, конечно же — чуть другая...
Некоторые считают, что соблюдение Шабата — один из секретов стойкости еврейского народа ко всем испытаниям, предначертанным историей. И, главное, эффективный механизм уничтожения семян рабской психологии, ведь отдых и осмысление жизни — это привилегия свободных людей.

В Израиле распределение по принципу «верующий» — «не верующий» нет. Есть понятия: «полностью соблюдающий религиозные традиции (Дати)», «не соблюдающий религиозные традиции (Хилони)», «частично соблюдающий (Месторати)». У каждой из групп есть свои особенности и внутренние противоречия.

Межэтническая напряженность в Израиле заметна невооруженным взглядом. Особенно — в Иерусалиме, где евреи с арабами живут бок о бок, но разделенные невидимой стеной. Евреи носят на голове кипы — удобный знак отличия. Арабы — платок на голове, который в России называют арафаткой.

На остановках в Иерусалиме — табличка поделена на две части с указанием «арабских» и «еврейских» маршрутов. Такая вот специфика этого «спорного» города, где все поделено на Восточную и Западную части.

Мои знакомые советовали, двигаясь по стране быть очень внимательными, чтобы вдруг не попасть туда, где опасно. Ведь если посмотреть на карту Израиля, можно увидеть регионы, которые врезаются в территорию страны анклавами. Это — Палестинские территории и сектор Газа.

В мою первую поездку случился трагический инцидент с израильскими подростками, которые были найдены мертвыми. И начали бомбить. Ощущения неприятные, когда знаешь, что в 40 км идут боевые действия. Хотя многие жители выработали иммунитет на страх и в каждом доме есть бомбоубежище и все знают как себя вести при стрельбе.

Израиль, как и любая другая страна, которая имеет древнюю историю с сохранившиемся строениями и улицами, во многом не приспособлена для передвижения на коляске. Но мне очень надо было попасть в Иерусалим.

Мои друзья-израильтяне предупредили меня, что я вряд ли смогу добраться до Храма Гроба Господня. На пути к Храму по улицам старого города сплошные ступени. Но я решила рискнуть. Меня согласился отвезти и сопроводить Дмитрий — друг одной моей калининградской знакомой. По дороге в Иерусалим, за моими вопросами и рассказами Димы, мы достаточно быстро добрались до места.

Помня о предостережении моих друзей о трудностях передвижения по Старому городу, мы купили карту и решили спросить у местных жителей дорогу без ступенек. Первый попавшийся горожанин, сказал, что знает улицу с лестницей только в одном месте. Мы двинулись вперед, но по дороге вновь обратились за помощью. И нам нарисовали на карте другой путь с меньшими ступенями. Пройдя еще немного вперед, решили спросить еще раз, и нам повезло. Прохожий на карте показал дорогу без единой ступени. И эта дорога, действительно, беспрепятственно привела нас в Храм.

В какой-то момент по дороге моё внимание отвлекли лотки сувениров и вывески на русском «Золотой город панорама кафе и терраса» вместе с «Жемчужина Востока — иконы, сувениры, свечи». Заглядевшись, я вместе с толпой народа ввалилась на какой-то двор и обнаружила перед собой невзрачную постройку, словно собранную из кусков разных конструкторов. Посмотрев удивленно на Диму, он кивнул головой и улыбнулся. Переступив порог Храма, я увидела, наконец-то, то, за что зацепился мой взгляд. Свет, который сочился из потолка Храма. Я подняла голову и не могла оторваться...

Но наиболее важным местом внутри Храма считается часовня-кувуклия, куда попасть можно только выстояв очередь. Иногда ждать надо пару минут, иногда ожидание растягивается. Ко мне подошли служители Храма, в буквальном смысле растолкали толпу и запихнули меня внутрь часовни. Все случилось так быстро, что я толком ничего и не поняла. Потом погладив по голове, сказали, чтобы я шла и все у меня будет хорошо.

Позднее, в разговоре с одним израильтянином я рассказала историю моего попадания в Храм. Он засмеялся и сказал: «Кто хочет попасть в Храм, тот попадет, Господь покажет дорогу».
До Стены плача мы также гладко дотопали пешком. Со стороны Стена смотрелась даже более интересно, чем вблизи.

Стена Плача уже почти две тысячи лет заставляет евреев лить слёзы по утраченному Храму, разрушенному в ходе Иудейской войны. Фундамент, сложенный во времена царя Ирода из гладко отшлифованных камней, уцелел один из всего огромного комплекса. Считается, что если засунуть в щель между плитами записку, то желание сразу отправится к Богу, прямо как беспроводное соединение хорошего качества.

Перед Стеной — девочки на право, мальчики налево.

В Стене на уровне моей головы я увидела нишу и заглянула туда своим носом. Думая, зачем засовывать их в щели, которые переполнены по самое «не могу», я просто положила все записки туда. Как выяснилось позже, что и эту нишу в Стене никто из моих знакомых не видел никогда. Я не стала много размышлять по этому поводу, а просто приняла это как подарок судьбы.

Израиль очень дорогая страна, здесь дорого абсолютно все.

Также очень дорого перемещаться как по самому городу — проезд в маршрутке стоит 6 шекелей (108 руб.) в будни, 8 шекелей (144 руб.) в выходные, так и за город на такси.

Жилье в Израиле тоже обойдется в копеечку, что-то дешевле 100 долларов в день за номер или квартиру найти невозможно. Да и качество такого номера будет оставлять желать лучшего. Такое ощущение, что тут все сговорились и ниже определенной планки не сдают ничего, при этом по качеству никто конкурировать не пытается. Принятой звездности отелей тут нет, поэтому каждый отель ставит себе столько звезд, сколько хочет. Недвижимость тут тоже очень дорогая, цена на квартиру в Тель-Авиве начинается от 500 тысяч долларов. В общем, снять недорогую квартиру в Тель-Авиве можно только на фотоаппарат.

Но высокие цены объясняются высоким уровнем жизни в стране. И можно подумать, что местное население зарабатывает огромные деньги и катается как сыр в масле, но это не так. Средняя зарплата израильтянина после уплаты налогов (а это 50%) около 8000 шекелей (140 тыс. руб.), но при ценах на топливо и продукты, которые примерно в 3 раза выше российских, получается не все так радужно. Прибавьте к этому сверхдорогую недвижимость и коммунальные расходы.

В большинстве семей чтобы прокормиться, равноправно работают как муж, так и жена. Как говорят местные, без таких высоких налогов, организовать государство практически с нуля не получилось бы. Стать гражданином страны возможно на основании Закона о возвращении. В соответствии с этим законодательным актом право стать гражданином страны появляется не только у евреев, но и лица с еврейскими корнями, вплоть до третьего колена. Стать гражданином не еврею практически невозможно.

А едут сюда очень много людей за, пожалуй, лучшей медициной. В этом я убедилась на себе. Но и цены, на медицинские услуги очень, очень высокие.

К большим географическим достоинствам Израиля я бы отнесла компактность его территории. С севера на юг страна протянулась всего на 470 км. Для сравнения протяженность Калининградской области с востока на запад составляет 205 км.

Лучшие экскурсоводы — это обычные жители. Которые рассказали, что леса, которые в Израиле радуют глаз, высажены людьми. Не только парки, а именно леса! В лесах и парках есть таблички с информацией, кто и когда их посадил.

Конечно, все знают легенду о Содоме и Гоморре, которые, за греховный образ жизни своих жителей, были уничтожены. И никто сейчас не знает, где они находились. Но гора, с одноимённым названием, осталась. Содом и Гоморра — это же библейское, почти что сказочное. Когда узнаёшь, что оно вот здесь, прямо рядом — и как не побывать?!

В принципе, кроме того, что это места Библейские и шикарных видов, там ничего нет. Но они того стоят.

Двигаясь в направление к самому низу Земли — Мертвому морю по дороге разворачивались те самые «марсианские» пейзажи.

Мертвое море. С одной стороны — это место, где нет жизни, с другой стороны — это раскрученный курорт и место для отдыха и лечения. Я заглянула туда на пару часов, исключительно потому что подобного водоема нет ни в одной другой стране мира, которое потихоньку мелеет. И еще, мне очень хотелось потрогать его воду, хотя она больше похоже на очень жидкое масло. Она маслянистая и очень соленая. На ней можно лежать как на надувном шарике. Здесь нет волн и здесь нельзя нырять и брызгаться. Если вода попадет в глаза — соляной ожог обеспечен.
В стране вечного солнца, песчаных пустынь и нескольких религий любят вкусно и сытно поесть. Израиль — страна иммигрантов, съехавшихся со всего света и привезших с собой еду и обычаи тех мест, где они жили раньше. Так что с голоду в Израиле не умрешь даже при самом скромном бюджете. Например, если съесть фалафелю — это пита (лепешка), в которую помещаются несколько шариков из гороха и разные овощи, то получается весьма сытно. Стоит фалафель 7–14 шекелей (126–252 руб.). В общем, дешево и сердито, но без мяса. Второй аутентичный продукт — это хумус — паста, приготовленная из бобовых с добавлением оливкового масла, чеснока и разных специй. Его мажут на хлеб или зачерпывают питой.

И, конечно, в Израиле очень много хороших людей. Которым я желаю — мира! И я время от времени жалею, что во мне нет еврейской крови, иначе я бы подумала о переезде.
Made on
Tilda